7 октября в Ижевске снова прошел концерт группы Alai Oli и снова на «Ура». Перед самым выступлением мне довелось побывать в гримерке и немного пообщаться с Ольгой Маркес – вокалисткой группы. Она оказалась такой маленькой, в капюшоне и не узнать, забралась на стул с ногами, обхватила коленки и медленно с какой-то особенной интонацией стала разговаривать. Оказалось, у музыкантов как раз был необычный день:

— У нас сейчас сухое голодание и мы такие… Такое ощущение — кружит, спокойно, а люди думают, что я грустная, в себе. Малость блаженное состояние. Мы еще сыроедим, а в овощах, фруктах мало энергии и хочешь не хочешь – ешь много, от этого устает ЖКТ и вот так 2 дня в месяц отдыхаем, в этот день отжигается твоя карма. Надеюсь, это не помешает выступать, ведь энергия, которую дают люди, она самая чистая.

Оля показалась действительно необычным человеком, она разговаривает образами и ее речь льется и льется, перетекая из темы в тему.

— Я ж простое уральское быдло. Я очень удивляюсь, откуда во мне вся эта высокодуховная хрень и тяга к практикам, наверное, это что-то из прошлых жизней, потому что я родилась в той же среде, в той же среде росла и была такой же в 12 лет – рэп, широкие штаны, сиги, бухло, наркотики, райончик, пацанчики… Сейчас получили высшее образование, переехали в культурную столицу, занялись йогой… Тьфу, зануды.

Про музыку:

— Я больше не играю рэгги, я играю православный рок. Серьезно, от рэгги у нас давно уже ничего нет. Изначально совсем немного было… Каждая песня особенная и ты не будешь затачивать ее под одну. Каждая песня требует своей аранжировки, чтобы она звучала так, как хочет звучать. На самом деле, православный рок – значит хороший, это игра слов.

Про религии:

— У меня было такое с православием. Вот именно ударилась в него с головой. Действительно, чуть мне не разорвало голову – я вообще перестала с людьми общаться, мне казалось меня это пачкает, а потом, когда это прошло, я пришла к тому, что я всегда знала, что Бог есть, но не надо ТАК верить. И когда я захотела его услышать, я просто стала его слушать. Я верю в то, что нет никаких правил, кроме общечеловеческих. Должен быть милосердным… ну как должен быть… Если бы мы все могли так по щелчку быть милосердными! Нужно просто стремиться, формировать себя намерениями, становиться лучше, поступать по-новому. Знай, что ты скотина и мудак, помни об этом. Этот рост он никогда не произойдет от того, что просто захотел стать хорошим. Это в каждом твоем поступке — ты или мудак или хороший человек. Ты можешь 10 раз в день оказаться и тем и тем, и это не заставит Бога погладить тебя по голове или наоборот наругать тебя. Ну вселенной, по сути дела, все равно страдаешь ты или нет. Я чувствую устройство вселенной. Говорить о нем сложно, но двигаться в этом потоке достаточно легко.

Про отношения в группе:

— У меня не всегда получается быть хорошей. Бывают моменты, когда получается, а чаще нет. Моя группа вообще просто святые люди – терпеть меня, любить меня, прощать, быть снисходительными ко мне… Я очень благодарна им. Я не говорю им об этом, чтоб не расслаблялись.

У меня сложный характер, я не умею держать себя в руках. Иногда я могу кричать на своих ребят: «Ты делаешь говно!!! Что за херню ты играешь???». Нет, чтобы сказать «попробуй сыграть по-другому». Просто я знаю, что если не подать эмоционально, то человек не сможет кардинально уйти от того, что он делает и прийти к другому, то есть понять важность этого. У меня так творческий процесс проявляется. Так же проявляется и все, что я делаю – я импульсивная и могу нахамить, а если мне нахамить, я могу обидеться сильно, то есть, по сути дела, с одной стороны это можно воспринимать, как капризы и посылать меня на хрен, а если меня послать, я буду чахнуть и от этого всем будет плохо. Поэтому мои друзья они сильнее меня. Как настоящий мужик должен относиться к женщине снисходительно, окутывать ее своей силой и сознательностью, тогда все мелкие дерганья — они как в вате будут. Кажется, что я сильная, но на самом деле это люди, которые окружают делают меня такой, окружают меня собой, прощают меня и за это они получают то, что они хотят.

Про проблемы творческих людей:

— Я могу оставаться трезвой. То есть раньше, несколько лет назад я совершенно не могла заниматься никаким творчеством, торчала, пила – ничего не рождалось вообще, ничего не было, когда я страдала… От этого никому не может быть хорошо. Например, сделал музыкант что-то великое в прошлом, а плоды этого догнали его в тот момент, когда он торчит. И ты оказываешься на гребне волны, но ты уже ничего не контролируешь. Как Эми Уайнхаус. Просто тебе весь мир говорит, что ты успешный, что все хорошо, тебя слушают, но на самом деле ты понимаешь, что это прошлое. Тебя догнало прошлое, а то, что происходит сейчас, это деградация, уничтожение, ничего не происходит, не рождается ничего со дна… Когда сосредоточен только на том, что найти, сколько, чтобы тебя не отпустило. В этом нет никакой свободы.

Про поклонников:

— Поклонники они вообще просто чума! Кто-то приносит орешки, теплые носочки, то есть то, что надо дарят. Делают вещи своими руками, рисунки. У меня вообще в комнате очень много красивых рисунков висит. Меня вот спрашивает человек в инете сегодня: «Что надо написать на футболке, чтобы тебе понравилось?», а ведь фишка в том, чтобы человек сам догадался, чтобы я увидела и подумала – О! Ты меня знаешь! Ты прочитал, ты понял, что нужно, нашел заклинание! Вот эта внимательность она стоит дороже всего остального, наблюдательность, умение слушать…

А 1 декабря у Alai Oli выходит альбом и ребята очень на нем сосредоточены, дрожат, стараются, записывают. Причем пишут сразу два альбома, по словам Ольги, один умный, а другой веселый.

Источник