Перед концертом в Екатеринбурге солистка группы Alai Oli рассказала  о концепции альбома, гастролях в стиле нон-стоп и о том, куда делись дреды.

 

—Привет! (Оля сидит перед компьютером в вязаной шапке с ушами, явно уставшая, но улыбается)

 

—Что это у тебя за головной убор?

—А, это мне на концерте подарили, он вот только что закончился. Мне шапка так понравилась, что я ее не снимаю. Нам их много дарят на концертах. Когда мне начали дарить шапки, я поняла, что их очень люблю.

 

—Тур в поддержку альбома Satta Massagana у вас уже начался…

—Когда нас спрашивают, начался ли у нас тур, мы улыбаемся. Тур у нас, можно сказать, не прекращается года три. Постоянно ездим по разным городам.

 

—А как выбираете города для тура? Вас же где-то больше знают, где-то меньше. Есть какие-то приоритеты?

—Да нет. Можно сказать, просто берем точку на карте и едем туда, и все получается.

 

—Ясно. Давай об альбоме Satta Massagana. В интервью журналистам ты говорила, что альбом достаточно мрачный. Эта мрачность не связана с переездом в Санкт-Петербург?

—В Питере мы живем три года, а среди песен, которые в альбоме, есть и вещи пятилетней давности, еще из екатеринбургского периода. Конечно, Питер оказал влияние на наше творчество, есть, например, «Питерский флоу». Но это далеко не все. Мы уже давно решили, что мы не будем в хронологическом порядке действовать, и в наш альбом Satta Massagana взяли вещи, написанные в разные периоды. Есть среди них и грустные, мрачные, не для развлечения людей, а для того, чтобы показать и другую сторону. Следующий альбом будет светлый.

 

—Вы уже начали его создавать?

—Сейчас у нас выходит не альбом, а мини-пластинка из трех песен. Она уже появилась в свободной скачке, совершенно бесплатно. Но мы даем возможность нашим друзьям и фэнам стать спонсорами нашего следующего альбома. Мы принципиально не выпускаем диски — их тяжело возить, они дорого стоят. На концертах можно купить обложки. Всем нравится, слушатели действительно пользуются возможностью хоть как-то нам помочь.

 

—Я знаю, что ты писала сказки. Сейчас пишешь?

—На самом деле, сказку я написала только одну. И это было в школе. Именно из этой сказки и появилось название группы — Alai Oli. Сейчас я иногда занимаюсь публицистикой, но такой, в стиле «гонзо». Я же закончила журфак в Екатеринбурге.

 

—И еще вопрос по поводу увлечений. Ты организовала сообщество «Секта» — удобную систему для похудения, поддержки формы. (Отчеты о тренировках участники «Секты» выкладывают в сообществе Вконтакте и в живом журнале). Сейчас удается соблюдать диеты, режим тренировок?

—Да нет там никакой диеты по большому счету. Ты ешь то, что ты хочешь, в нужном количестве и в нужное время. Это вещь без времени. Ты начинаешь так жить и понимаешь, что тебе не тяжело. Без физической нагрузки я вообще не могу. Когда ты ничего не делаешь, ты чувствуешь себя тяжело. Эта система необходима для того, чтобы высыпаться, прыгать на концертах. Меня много спрашивали знакомые: « Что делать? Я толстая». Ну вот, я решила написать эти правила. Самое главное — это компания. Люди благодаря нашей группе находят единомышленников, и вместе им уже не так тяжело.

 

—По поводу прически. У тебя на обложке бритая голова. Это связано с мрачным настроением альбома, его концепцией?

—Да нет. Просто на момент создания обложки я сбрила дреды, а потом у меня стали расти волосы. Кстати, в концепции альбома я сделала себе татуировку на затылок: Mr Dyrdon. Какие-то периоды в моей жизни похожи на альбом Satta Massagana, когда я отпускаю многие вещи.

Мой брат как-то сказал, что ты натягиваешь себя, как струну, и когда струна рвется, надо делать вот так: ааааа! (смеется)

 

—Что значит название альбома?

—Satta Massagana — это значит «спасибо», благодарение. Это значит, что всё, от меня уже ничего не осталось, но я принимаю это испытание до самого конца. Это самое страшное испытание, которое может выпасть человеку — потеря себя, безумие. Когда буквально за одну ночь ты меняешься и просыпаешься другим человеком. И когда из этого страха рождается смирение, ты говоришь: я принимаю это и благодарю. И пускай от меня ничего не останется — на этой почве будет построено что-то другое.

Эта тема отказа от самого ценного, как в христианстве или как в йоге, когда последняя ступень просветления — отказаться от просветления. Когда понимаешь, что в одну шкуру ты дважды не влезешь — ну и Satta Massagana.

Мария МЕХОНОШИНА, ИА JustMedia.Ru