Музыканты альтернативного регги Alai Oli рассказали о честных выборах, музыке, наркотиках и Pussy Riot.

17 марта Екатеринбург с концертом посетила группа Alai Oli. Они наши, родные, екатеринбургские, но давно уже обсновавшиеся в Питере. Концерт был проведен в рамках тура Alai Oli в поддержку их нового альбома Satta Massagana.

Портал 66.ru уже  уже делал интервью с фронтменом группы Ольгой Маркес. Тогда это было в уютной обстановке. Уникальность нового интервью состоит в том, что оно было сделано во время автограф-сессии, которая состоялась 17 марта в одном из кафе города. На этот раз интервью получилось «на скорую руку», живое и искренее.

— Оля, что ты чувствуешь, вернувшись в родной город?
— То же, что и приехав в любой другой город. Я чувствую недосып (улыбка, — прим. авт.). Нас обычно спрашивают: «Скажите, как вам наш город?». И в голове у нас такая картина: вокзал, микроавтобус, кафе, гостиница, клуб. Долбаный Космос! Отличный город! (смеется, — прим. авт.). Но самое главное — это люди! У нас сегодня первый раз автограф-сессия, и мы очень волнуемся.

— Но это же ваш родной город, вы жили здесь много лет, прежде чем уехать, здесь начался ваш творческий путь. Есть какое-то особое отношение?
— Это как встреча с одноклассниками, когда с одной стороны ты их рад видеть, но тебе кажется, что от тебя чего-то ожидают. Неспокойно приезжать. Кажется, что в Екатеринбурге нас всегда недолюбливали (смеется, — прим. авт.). Может быть, сейчас уже появилось другое поколение — тех людей, которые не тусовались с нами, когда мы только начинали нашу творческую карьеру. Тогда было ощущение, что мы не лучшая группа из тех, которые играют. Но так получилось, что мы переехали в Питер, играем концерты. А у кого-то не получилось. Люди никогда не могли понять, почему на нас ходят, нас слушают.

— У вас только что вышел мини-альбом с тремя песнями. Центральное место в нем занимает песня «Искры». У нее очень не свойственное для вашей группы трагическое звучание. 

— Для меня она очень сильная и красивая. Я не считаю ее трагической. Это рассказ о девушках. Когда я ее слушаю, мне не плохо, у меня возникает очень много образов, таких как статуя «Родина-Мать». Она большая, красивая и сильная. И вот в этой силе — есть жертва.

— То есть ты думаешь, что Родину надо спасать?
— В этой песне не про Родину в ее глобальном понимании. Это образ, образ Родины в каждой девушке. Причем это не бляди какие-то, а девушки, у которых и сердце, и голова — все на месте.

— Про каких конкретно девушек ты говоришь?
— Тут многое зависит от образов. Ну например, когда я думаю о клипе на песню «Искры», у меня рисуется такая картинка. Это клуб, и где-то в его подсобных помещениях сидит компания ребят, они чем-то занимаются, ну например, раскладывают план, рисуют карту. И среди них одна девочка, которая тоже одета, как парень, она как Кенни Аркана (известная французская рэпперша, которая одевается в мужскую одежду — прим. ред.). Они выходят из клуба и видят, что рядом с клубом стоит разряженная, с накрашенными губами девушка, гламурная, и она смотрит на нашу героиню с каким-то презрением, что, типа, ты не девушка, ты некрасивая. А наша героиня выходит на улицу и делает историю. Это не значит, что она поджигает магазины, кидая зажигалки в витрины. Она изучает право, она изучает историю, чтобы не повторять ошибок, чтобы помогать своей стране! И мозгами, и делом!

— Если уж зашла речь о стране, что ты думаешь по поводу движения «За честные выборы!»?
— Я считаю, что нужно все решать мирным путем. Никаких революций быть не должно. Только что у нас закончился кризис, и люди не особо богаты. Они начали хотя бы зарабатывать больше, ездить отдыхать, даже мои родители. У меня не очень зажиточная семья, и в кризис моему папе приходилось нелегко. Но сейчас он снова встал на ноги. Это для меня показатель — то, что мои родители стали жить лучше. Недопустимо, чтобы опять упала экономическая система и все мы голодали.

— Ты слышала об акции Pussi Riot, которые сплясали в церкви? Сейчас их взяли под стражу и обвиняют по статье, предусматривающей до 7 лет лишения свободы. Что делать в такой ситуации? Как их спасать?
— Ну, я считаю, что ничего здесь нельзя поделать. Это показательная казнь.

— А не будет ли так, что это будет раз показательная казнь, два показательная казнь…
— Это уже не первая показательная казнь. Первая показательная казнь — это Ходорковский. Принципиальность нашей политической системы в том, что она имеет очень тонкие политтехнологические приемы. Они наказывают показательно за как бы воровство, как бы за кощунство над религией и это создает определенные взгляды в головах масс. С точки зрения политтехнологи это очень правильный прием. И девчонок не отпустят.

— Как же все-таки бороться за правду? Ведь что-то же надо делать?
— Если ты хочешь изменить жизнь в своем городе, иди в Думу, как Ройзман, помогай людям, понемногу что-то делай. Хочешь помочь нижнему слою населения — будь благотворительным юристом, выучись на юридическом факультете, помогай людям отвоевывать квартиры, из которых их выселяют. Выйти на площадь и кричать, что жизнь — говно! — для этого особых мозгов не надо. Если ты хочешь сделать что-то действительно стоящее, тебе придется поучиться.

— Многие из знающих вашу группу людей упрекают вас в том, что вы употребляли наркотики. Иногда первая реакция на вопрос об Alai Oli такова: Alai Oli? Да, знаем! Они наркоманы!
— Мы наркоманы и не скрываем этого! Мы ходим на собрания анонимных наркоманов и говорим: «Привет, меня зовут Оля, и я наркоман!» Это никуда не пропадает, это у меня навсегда. Просто я не употребляю наркотики, я торчу на другом.

— Что ты посоветуешь человеку, который сейчас употребляет наркотики, чтобы бросить? Первый его шаг?
— Пойти в общество анонимных наркоманов. Есть отличная группа на перекрестке Луначарского — Радищева. Как же она называется… «Калитка»! Вообще отличная!

— Где находится счастье?
— Ты всегда в нем. Никуда не надо бежать. Ты в счастье, и счастье в тебе. Просто счастье надо иногда отпускать, но это сложно.

Текст: Сергей Бунзя
Фото: Алина Пишванова

Источник: 66.ru