На своем блоге Ольга Маркес написала о некоторых песнях, которые войдут в новый альбом Satta Massagana. Начнем, как и в блоге,  с песни «Журавлики».

Это – единственная песня, которую я написала в объебашеном наркотой состоянии. И эта песня войдет в новый альбом.

Мы с Юлей тогда жили на Фрунзе, в квартире с оранжевыми стенами и видом на весь город. Я сидела на балконе, вцепившись в гитару. Пальцы не гнулись, и я просто зажимала аккорд за аккордом, а музыка и слова играли у меня в голове — и меня пиздец разрывало, я написала миллиард куплетов и там была тысяча строк – и я не могла выбрать… все было так, и ничего не подходило.

Я не могла есть, спать — на моих руках и лице появлялись язвы, мое тело рассыпалось как Ходячий Замок у Миядзяки – и я обнаруживала себя во дворе, все так же с гитарой – и с сигаретой в зубах, с английским бульдогом Мэтью у ног – и на меня лился дождь или светило солнце, люди смотрели или проходили мимо – только одно было важным… Эта песня.

У меня не было голоса уже много недель. Я как русалка, только наоборот – стоило начать погружаться на дно, как у меня сразу забирали это… Я даже не могла разговаривать толком – ну мои друзья помнят, как это было… на самом деле.

И я ничего не могла записать – строчки и куплеты, все было об одном. О том человеке, которого я встретила – и от него уже ничего не оставалось, но я увидела прекрасную душу, как поцелуй Бога. Она жила в разрушеном теле, изъебаном наркотой, в мрачном городе, в больном сознании – ведь мы не могли справится с ЭТИМ и мы убивали себя, потому что были крайне измотаны…

И я была готова сделать все, что угодно, чтобы спасти его – ведь в этом я видела шанс и для себя… Что кто-нибудь придумает для меня то лекарство, которое вылечит меня.

И я позвонила ему в мае, и я сказала ему: «приезжай. мы вылечимся или сдохнем». И это было как наваждение… Три ебанутых месяца с географией, растянутой от Екатеринбурга через паутину дорог на юг, автостопом пол страны и самолетом обратно… Первые сольники в Москве, первые робкие попытки трезвости… В тот период я поняла – нет в этой жизни ничего четкого. Когда он злился – начиналась гроза, когда у меня что-то болело – он лечил меня. И все вокруг было наполнено магией, и мне пришлось поверить в то, что невозможно увидеть глазами.

Мы не были «вместе», как принято у людей. Но мы были будто с одной планеты, мы охуеть как любили души друг друга. Это было очень сильно. А потом просто… Кончилось время и мы пошли в разные стороны. Без ощущения пустоты – просто закончилась эта история. Закончилась одна история и началась другая.